Отречение от престола во имя любви

История их, по-своему необыкновенная, загадочная, полная нераскрытых тайн и захватывающих подробностей, стала одним из самых популярных мифов ХХ века. Мифом о власти любви, перед которой даже королевская власть бессильна...

Принц Уэльский был покорен, очарован, околдован... Он отчаянно влюбился. Принц признавался, что его прежде всего поразило, с каким интересом она отнеслась к его работе. Она хорошо изучила симпатии и антипатии, вкусы принца, и потому могла разговаривать с ним смело и со знанием дела. Уоллис умела вызвать его на откровенность. Постепенно Эдвард начал посвящать её в свои личные дела. Её остроумие он принимал за ум, её умение слушать – за интеллект. Он верил, что независимые суждения, а подчас даже дерзость были признаком незаурядного характера. Уоллис становится для него незаменимой и во многом определяет досуг и окружение принца. Ясно, что аура царственности делала его в ее глазах более привлекательным, но это никак не отражалось на ее непринужденности - качестве, которое произвело на принца особенное впечатление. С Уоллис можно было расслабиться и хохотать сколько угодно. Когда брат принца, Георг, женился на греческой принцессе Марине, Дэвид представил Уоллис королеве Марии, как своего большого друга. Королева подала ей руку, не особенно задумываясь, кто перед ней. "Если бы я могла догадаться в то время, то, может быть, приняла какие-то меры", — сокрушалась королева впоследствии.

Вскоре принц снял великолепную яхту в Биаррице, подальше от посторонних глаз. На ней Дэвид и Уоллис обогнули Побережье Испании, заходя в тихие бухты, они устраивали пикники на берегу или обедали инкогнито в маленьких прибрежных ресторанчиках, прогуливались по пустынным пляжам.

Сведения о принце и Уоллис не просачивались в английские газеты: они катались вместе на лыжах в австрийских Альпах, танцевали вальс в Вене, ездили в Будапешт слушать песни цыган. Они не скрывали своих отношений, о миссис Симпсон знал весь мир... кроме Великобритании

Принц и Уоллис проводили вместе много времени, часто разговаривали по телефону, но у нее все еще был дом, муж, а у наследника — многочисленные обязанности, встречи, речи, поездки по стране. Эрнста Симпсона (мужа Уоллис) высмеивали в прессе. Сам он признался приятелю: "У меня такое впечатление, будто я препятствую ходу исторических событий".

 20 января 1936 года, в первом часу ночи принц по телефону сообщил возлюбленной, что его отец скончался. Уоллис со слезами на глазах мягко сказала ему, что понимает, как «теперь изменится жизнь Дэвида». На что принц ответил: "Ничто не сможет поколебать моих чувств к Вам".

В первые месяцы царствования Эдуард VIII редко встречался с Уоллис - он буквально тонул в море новых дел и обязанностей. Но вскоре он заговорил о своей женитьбе на Уоллис, причем как о деле решенном. Оставалось только назначить сроки. На этом пути стояло много препятствий, ибо не во власти короля Англии распоряжаться своей жизнью.

Эдуард VIII все чаще появлялся с нею в обществе, их связь обрастала немыслимыми слухами и сплетнями. Король предложил Симпсону дворянский титул. Однако, гордый Симпсон отказался от титула.

Уоллис должна была получить свободу 27 апреля 1937 года. Коронация была назначена на 12 мая. В промежутке между этими датами должна была состояться свадьба. Он так и заявил премьер-министру: "Не будет свадьбы, не будет коронации".

Процедура развода длилась девятнадцать минут. Теперь роман их достиг точки –  Уоллис не могла представить себе жизнь без Эдуарда. Между тем, личный главный секретарь Александр Хардинг в письме уведомлял короля о нарастающей волне протестов со стороны британцев: они не хотели, чтобы миссис Симпсон примерила туфельки королевы. Хардинг грозил кризисом и возможной отставкой правительства.

Король был рассержен и поражен. Получив письмо Хардинга, король вызвал к себе премьера. "Я намереваюсь жениться на миссис Симпсон, — заявил он. ­­­- Этот брак поможет мне лучше выполнять обязанности короля. Если правительство будет возражать, я готов уйти".

Кабинет министров собрался на специальное заседание, чтобы заслушать отчет Болдуина о королевской женитьбе. Премьер-министр заявил правительству, что морганатический брак невозможен, поэтому правительство должно выбирать: либо признать жену короля королевой, либо требовать ее отречься.

В это время британские друзья пытались уговорить Уоллис оставить короля в покое. Адвокат Эдуарда VIII Уолтер Монктон заметил: "Он скорее кончит с собой, чем расстанется с Уоллис Симпсон".