Золотая свадьба

Это золото – наивысшей пробы

«… Мы всегда хотели обвенчаться. Но в те годы он был коммунистом, секретарём комсомольской организации – ему нельзя было этого делать. И вот теперь, после 50 лет совместной жизни, в канун «золотой свадьбы» венчание, наконец, состоялось…»

Эмилия:Познакомились мы в восьмом классе. Жили тогда в Марганце и учились в одной школе и в одном классе… Мне казалось, что я этого Стасика – ну, просто терпеть не могу! Этакий примерный во всём комсомолец, до жути «правильный», даже учебники с тетрадками были всегда аккуратно обёрнуты. И во всём-то у него порядок, и в поступках – последовательность и спокойствие… Ну, а я – непоседа, озорная, балованная. Из тех, кто и урок мог запросто сорвать, и махнуть из школы «на воздух» – просто так, из шалости. И очень меня этот примерный Стасик Лебедев раздражал. Я то лихо сбрасывала с парты его учебники, то «образцовые» тетрадки, в которых – ни пятна, ни помарочки… А то и вцеплюсь ещё в его пышную кудрявую шевелюру… А он – что? Хоть бы хны. Резко возьмёт меня за руки и скажет: «Успокойся!». Словом, отношения наши никак не походили на хоть чуточку дружеские…

Станислав: Ну, это лишь до того вечера, где ты в меня своим взглядом «выстрелила»…

Эмилия: Я, знаете, в школе солисткой хора была. Да и просто соло часто пела со сцены – мне здорово аплодировали. И вот как-то в десятом классе я впервые готовилась петь песню о Любви: «…что за листик без узора, что за очи без любви?..» Руководитель на репетиции огорчённо сказал мне: поёшь ты хорошо, но как-то без души и настоящего чувства. Это меня, конечно, за живое задело! Он мне еще посоветовал: «Когда будешь петь, то выбери глазами в зале самого красивого парня и пой только ему, представь, что именно в него ты влюбилась

И вот вышла я на сцену, гляжу: стоит в зале парень красивый, стройный, высокий, при костюмчике с галстучком, да ещё эти чёрные кудрявые волосы… Всматриваюсь, а это «мой» Лебедев собственной персоной! Что ж, наверное, в этого парня и начну сейчас влюбляться! Глаз с него не свожу и пою, пою…

Станислав:Я вначале удивился: с чего это вдруг наша Эмма стала стрелять глазками? А потом внутри всё захватило… Стрела прямо в сердце попала!

Эмилия:Потом он начал приглашать меня в кино. Однажды случай был в кинозале: за руку, хоть за мизинчик хочет меня взять, а я отвожу его руку – стесняюсь очень. А позади – о, нет! – наша учительница химии, очень строгая. На следующий день вызывает меня эта «химичка» к доске. И когда я что-то там невпопад ответила, говорит: «Понятно, Воробьёва, чем ты занимаешься, вместо того, чтоб химию учить, – любовь крутишь с Лебедевым!». Я сразу – в слёзы. Как упала на парту – проплакала до конца всех уроков, так мне было стыдно.

Я мечтала после школы учиться пению в консерватории. Но мама, зная мой взбалмошный характер, боялась, что я, очутившись «без присмотра», вляпаюсь в какую-нибудь историю. Поэтому и сказала решительно: «Нет уж. Стасик едет в Днепропетровск? Езжай с ним. Я только тогда буду за тебя спокойна». Так я поступила в Днепропетровское музыкальное училище на хормейстерское отделение, а Стасик – там же в металлургическую академию.

Когда окончила училище, мы решили пожениться. Своё свадебное платье я шила сама, позже одевала его на различные торжества – в гости, на вечера в ДК. А когда оно стало маленьким, я его покрасила в другой цвет и пошила дочерям фартуки в школу. Советую всем невестам свои свадебные наряды сносить до конца. Это знак счастливой жизни в браке.

На собственной свадьбе я, помнится, много плакала. Очень боялась, что отношусь к Стасику просто по-дружески и ничего такого, о чём рассказывали подружки – мол, в сердце сжиматься что-то должно – не испытывала. Плакала, потому что как-то страшно было выходить замуж за друга. Но мама меня успокоила и рассказала, что бывают браки по любви, по дружбе, и по расчёту. А по дружбе – это самый крепкий и счастливый брак. Мама была права, и мы со Стасом за пятьдесят лет семейной жизни в этом убедились. А еще, знаете ли, у нас в роду по женской линии все фамилии – «птичьи»: бабушка моя была Сорокиной, мама – Куликовой, я – Воробьёвой. Ну, а когда вышла за Стаса, то тоже традиции не изменила - стала Лебедевой...

Станислав:Поженились мы после окончания мною четвёртого курса. Без пяти минут самостоятельные люди. Жена моя, завершив учёбу, поехала в родной Марганец, жила у моих родителей и работала в школе. Мне же после окончания академии дали направление на «Криворожсталь».